Главная Культура В августе 1942 года известный палеонтолог написал стихи про вятскую лошадь

В августе 1942 года известный палеонтолог написал стихи про вятскую лошадь

В 1941-1945 годах известный палеонтолог Алексей Быстров находился в Кирове в эвакуации и работал в военном госпитале.

Алексей Петрович был творческим человеком с хорошим чувством юмора. Об этом свидетельствует такой случай. Летом 1942 года в одной из кировских газет была напечатана заметка со словами «…Вчера ночью на берегу реки Вятки чья то лошадь изгрызла бот, принадлежавший капитану первого ранга NN».

Прочитавший ее палеонтолог, написал сатирические стихи про вятскую лошадь.

Капитан, любитель вод,

От морей на целый год

По капризу злого рока

Был оторван раньше срока.

Он заброшен был туда,

Где не пенится вода,

Где не страшен шторм могучий,

Где порою могут тучи

Показаться банным паром,

Где сидят за самоваром

И в грозу как в полный штиль,

Где и ветер только пыль

Поднимает по дорогам…

Словом, просто, грозным Богом

Этот город проклят был,

Про него и черт забыл.

Капитан был в страшном горе…

Капитану нужно море,

Нужен ветер, нужен шторм,

Как коню хороший корм.

Перед ним же только Вятка

Широко, спокойно, гладко,

Точно лужа из стекла,

Возле города текла.

Бабы в ней белье стирали…

За труды они не брали

С горожан большой цены,

Но привыкли мыть штаны,

Чтобы больше выгод было,

Вятским способом – без мыла.

И была сия река

Уж не первые века

Переполнена народом;

Все тянулись к Вятским водам,

Как тянулся в древний век

Первобытный человек.

Капитан решил на Вятке

Завести свои порядки,

Поразмыслил он и… – вот

Приобрел дырявый бот.

Положил его на травку,

Получил где надо справку:

Дескать может плавать бот

По простору вятских вод.

Но, чтоб плавать бот годился,

Капитан над ним трудился

И неделю с этих пор

Каждый день звенел топор.

Капитан работал смело:

Мачту вырубил умело

Сделал руль за пару дней,

Парус сшил из простыней,

Торопясь, как на пожаре,

Две оглобли на базаре

Приобрел для крепких рей,

Банку сделал из дверей,

Добыл весла за махорку…

Наконец, назначил сборку

Корабля в воскресный день…

И на мир ночная тень

С неба медленно спустилась,

В теплом воздухе сгустилась,

Белым пологом легла

Над водой сырая мгла.

Все, как будто, ночи ждали:

За рекой в туманной дали

Огонек в окне потух,

Прокричал и смолк петух…

Лишь про сон совсем забыла

Одинокая кобыла,

У реки она одна

В темноте была видна…

Капитану плохо спится,

Капитану море снится,

Шум волны у мрачных скал,

Где когда-то он искал

В дни минувших увлечений

Океанских приключений,

Снится смерч, свирепый шквал,

Страшный риф, девятый вал,

Тень Летучего Голландца,

Снятся волны в вихре танца,

И предательский туман,

И оптический обман

Отдаленного миража

Свист и стоны такелажа

В шторм жестокий на ветру…

…Капитан вскочил к утру

И с постели без оглядки

На песчаный берег Вятки

Торопливо прибежал.

Бот его в песке лежал

Весь изгрызенный зубами,

Весь испачканный губами…

Капитан как следопыт

Усмотрел следы копыт

На речном песке у борта,

Раз двенадцать вспомнил черта,

Поглядел вокруг с тоской,

Наконец, махнув рукой,

Понял, что случилось ночью:

Видел он теперь воочью,

Что предмет его забот,

Небольшой, изящный бот, –

Все, что сердцу мило было,

Съела вятская кобыла…

Вам также может понравиться

Мы cохраняем файлы cookie: это помогает сайту работать лучше. Если Вы продолжите использовать сайт, мы будем считать, что Вас это устраивает. Принять Подробнее