Воскресенье, 25 февраля, 2024
НовостиОбщество

Опять роковые вопросы: зачем, отчего, почему?

До 9 декабря в библиотеках Кирова будут проходить мероприятия в рамках XII областных общественно-педагогических Лихановских чтений «Духовный выбор в жизни и литературе», в том числе секционные занятия, семинары-практикумы, круглые столы, интерактивные спектакли по творчеству современных писателей, презентации книг Альберта Лиханова, читательские конференции. О проблематике XII Лихановский чтений «Кировской правде» рассказала Елена Галицких – доктор педагогических наук, профессор ВятГГУ, заведующая кафедрой русской и зарубежной литературы, заслуженный учитель РФ.

До 9 декабря
в библиотеках Кирова будут проходить мероприятия в рамках XII областных
общественно-педагогических Лихановских чтений «Духовный выбор в жизни и
литературе», в том числе секционные
занятия, семинары-практикумы, круглые столы, интерактивные спектакли по
творчеству современных писателей, презентации книг Альберта Лиханова,
читательские конференции. О проблематике
XII Лихановский чтений
«Кировской правде» рассказала Елена Галицких –  доктор педагогических наук, профессор ВятГГУ,
заведующая кафедрой русской и зарубежной литературы, заслуженный учитель РФ.

Общественно-литературные
Лихановские чтения этого года посвящены проблеме духовного выбора в жизни и
литературе. Они снова стали событием для педагогов, библиотекарей, широкого
круга читателей. Поэтому разговор о духовном выборе как проблеме воспитания был
начат с понимания жизни как процесса становления характера, формирования
нравственного идеала, представления о том, что хорошо, а что плохо, что
является добром, а что злом, что сохраняет «человеческое в человеке», а что его
разрушает. И в этом разговоре можно выбрать три основные идеи и проследить их
развитие.

Первая
идея состоит в том, что моменты выбора в потоке жизни являются всегда
ключевыми, поворотными, моментами роста, развития человека. Эти моменты
проявляются как поступки, на которых человек проверяет свою решимость, свой
характер, «строит себя». Выбор вызывает бурю эмоций, переживаний, тревоги,
душевного напряжения, поэтому их сохраняет память сердца, они становятся либо
ошибками, либо достижениями. В детстве выбираем игру, книгу, друзей, события,
школу, увлечения, занятия, в юности – профессию, наставника, спутника жизни,
образ жизни, в зрелости – родину или страну, войну или мир, преступление или
наказание, читать или не читать, воспитывать или воспитываться, рожать или не
рожать, иметь или быть, и снова – книгу, друзей, события…

Что
помогает делать этот выбор? Опыт общения с близкими людьми, нужный совет,
ощущение пульса времени, в котором происходит самореализация, представление о
счастье, о своём характере. И поэтому интеллект, воля и эмоции оказываются в
духовном напряжении, дают ощущение полноты и осознанности существования бытия,
а не только быта. Выбор открывает человеку сферу смыслов как отношение ко
всему, что составляет жизнь человеческую. После каждого такого выбора человек
становится духовно сильнее или слабее, поднимается или теряет своё достоинство,
поступая против совести.

Стоит
вспомнить вывод Агаты Кристи, которая пережила две войны, и считала, что она
любит жизнь и никакое отчаяние, адские муки и несчастья никогда не заставят её
забыть, что просто жить – это великое благо.

Вторая
мысль будет касаться чтения как духовного труда, расширяющего опыт выбора,
потому что «детские книги – как мифы, они задают мирозданию фундаментальные
вопросы» и среди них проблема выбора сюжетообразующая. В книгах Альберта
Лиханова нравственный выбор – это камертон характера литературного героя:
делает свой профессиональный выбор Надежда Победоносная, оставаясь со своими
учениками в школе, делает свой сыновний выбор Михаська, когда даёт урок доброты
и человеческого достоинства отцу, делает свой выбор Глеб между добром и злом в
этом изломанном мире. Решают вопросы выбора в пользу справедливости и доброты девчонки-подростки
в повестях Марии Ботевой, выбирает помощь другу Колямба из повести Ирины
Краевой. Какие книги определяют и расширяют опыт нравственного выбора? Можно ли
в них найти совет? Помощь? Поддержку? Как происходит в чтении «собирание себя»?
Открывает человек кладовые культуры для познания жизни или оставляет их за
спиной, не оглядываясь? Может ли книга дать совет «для жизни»? Можно ли «вычитать»
нравственный идеал? Наука о воспитании на эти вопросы отвечает: «Да, может».
Главное встретиться с книгой вовремя. И здесь я сошлюсь на Антония Сурожского,
который считал, что «Бог нам посылает нужного человека в нужную минуту хоть на
короткий срок. Он тогда вдруг делается для нас тем, чем старцы были в
продолжительном отношении». Можно сказать, что и книга приходит в тот момент,
когда душа и ум готовы к встрече с ней, она начинает говорить с читателем,
помогать ему в колебаниях, даёт совет, посылает помощь. Читатель имеет
возможность встать на место героя, вступить в диалог с автором, пережить
художественную реальность всей полнотой своих душевных сил и принять верное
решение.

И
третий момент моего размышления будет посвящён новому роману Альберта Анатольевича
Лиханова под названием «Непрощённая», он сразу самим заголовком ставит духовную
проблему выбора перед читателем – простить или не прощать. В какой-то мере этот
роман – исповедальный, не случайно исповедь героини слушает девочка – почтальон
Лиза, а автор словно передаёт эту исповедь читателям, принимая в своё сердце
горькую и трагическую судьбу Алёнушки. Детство её было сказочно счастливым в
любви и согласии семьи, но растоптано войной, непосильным грузом на худенькие
плечи девочки лёг концлагерь, на её руках умирает мама, конвойный Вилли спасает
от смерти, пораженный её нетронутой девичьей красотой и беззащитностью.

«Пережить»
читателю её исповедь нужно с духовных вершин истории, времени, судьбы, поверив
посвящению автора – всё это правда, всё было, всё есть жизнь. Ритмизированная
проза «Преддверия» звучит торжественно, как увертюра к классической опере
настраивает на восприятие глубокой музыки, в которой и радость и горе
неразрывно слиты. Вслушаемся в первую фразу повествования: «Господь наградил её
красотой от роду…» Красота Алёнушки станет и испытанием, и спасающей силой, и
наказанием.  А как бы хотелось, чтобы
красота и счастье шли рядом, неразлучно, чтобы был в романе сказочный конец,
чтобы она, как васнецовская Алёнушка, не всматривалась в тёмный омут, а подняла
глаза, полные слёз горючих, к небу и нашла там утешение. В руках умирающей
Алёнушки иконка Богородицы «Утоли моя печали…». Только она и «утоляет печали»
этой женщины, умирающей в одиночестве в своём стареньком родительском доме с
надеждой, что чужие люди похоронят. А читатель слышит трагические интонации
голоса автора, сочувствующего её горю.

Сюжет
романа создан по законам приключенческого жанра, невозможно оторваться от
развития событий, их стремительного, почти фантастического круга войны и мира, России
и Германии, русской деревни и немецкого поместья, мирной зелени леса и
страшного «жестокого» вида женского лагерного барака. Между жизнью и смертью
оказывается выбор главной героини – девчушки, не успевшей стать взрослой, сразу
хлебнувшей горя войны, потери матери, непосильного подневольного труда-наказания.
И материнства, в которое она внесла надежду на смысл своего существования, и
которое обернулось неизбывным горем ожидания, одиночества, неведения, страдания
от вечной разлуки с дочкой.

Роман
при всей своей краткости многомерен, философичен, ассоциативен, рассчитан на дискуссионное
обсуждение и возвращение к тексту. Вопрос «Как быть?» остаётся не только историческим,
а вечным, экзистенциальным вопросом бытия человека в любых обстоятельствах. Вот
почему этот роман обращён не только к поколению ветеранов, но и к молодёжи.
Проза Лиханова никогда не была спокойной, она всегда будоражила совесть
читателя. Вот как откликнулась на роман студентка филологического факультета Анна
Шибанова: «Этот роман не только о судьбе военного поколения. Он – о жизни, о
становлении человека как личности. О том, как много теряет человек вместе с
детством. О том, что красота даётся как испытание. Наделённый ею выделяется
среди прочих, но это одновременно и его дар, и проклятие. О том, что нужно
уметь прощать не только других, но и себя (что порой сложнее), сохранять в
своей душе человеческое тепло, пусть это кажется сложным, а иногда и вовсе
невозможным. О том, что нужно помнить свою историю. Не совершать ошибок
прошлого, постараться больше не допускать такого. Никогда. Иначе «надеяться нам,
живущим», будет уже не на что».

Не
прощает себя Алёнушка, стоит в её памяти виселица с учительницами-еврейками,
помнит она смерть матери в концлагере, ледяной холод Штернов, отчуждение женщин
барака, поэтому и принимает своё одиночество как заслуженную кару, как непрощение.

«Всё
проходит, да не всё забывается» – лейтмотив романа, поэтому и завершается он
вопросом: «На что же тогда надеяться нам, живущим?». И нахожу ответ в
стихотворении Александра Кердана:

Опять
роковые вопросы:

Зачем,
отчего, почему?..

Как
будто, весь опыт отбросив,

Мальчишкой
стою на откосе

И
взглядом уперся во тьму.

 

Всю
жизнь подвергая сомненью,

Я
в шаге от бездны застыл.

Все
алчу душе откровенья,

А
мне попросить бы прощенья,

Пока
я ответы забыл…

Яндекс.Метрика